Эксперты обсудили, что ждет Петербург

Июнь 17, 2022 г.

Свободные участки под застройку в центре Петербурга практически закончились, возможности инвестирования в редевелопмент уменьшаются. Эксперты рынка недвижимости на встрече в Дискуссионном клубе NSP обсудили, что ждет город, как сохранить его бесценное наследие, как и в каком направлении он будет развиваться.

«Именины Петербурга под музыку Вивальди» в рамках Дискуссионного клуба NSP проходили в исторических стенах Екатерининского собрания на наб. канала Грибоедова, 88–90. Собрались участники рынка: чиновники, девелоперы, консультанты, юристы. Формальный повод – именины города. На самом деле, давно хотелось встретиться лично и очно, чтобы обсудить самое главное: что ждет Петербург.

Участники дискуссии:

  • Алексей Михайлов, заместитель председателя КГИОП
  • Михаил Мамошин, руководитель «Архитектурной мастерской Мамошина»
  • Мария Черная, генеральный директор ООО «Бонава Санкт-Петербург»
  • Алексей Белоусов, генеральный директор СРО А «Объединение строителей СПб»
  • Иван Архипов, директор по развитию ГК «Балтийская коммерция»
  • Максим Жабин, заместитель генерального директора ИСК «ЛенРусСтрой»
  • Станислав Скачков, заместитель руководителя управления инвестиционными проектами ООО «Мегалайн»
  • Иван Носов, директор по маркетингу и рекламе Группы ЦДС
  • Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и Партнеры»
  • Андрей Косарев, генеральный директор Nikoliers в Петербурге
  • Наталья Осетрова, руководитель проекта Gatchina Gardens
  • Юлия Ружицкая, генеральный директор АН «Главстрой Санкт-Петербург»
  • Александр Смирнов, руководитель проектов ООО «Старт Девелопмент»

Модераторы

  • Анастасия Ясинская, главный редактор газеты «Недвижимость и строительство Петербурга»
  • Дмитрий Синочкин, обозреватель газеты «Недвижимость и строительство Петербурга»

Анастасия Ясинская:
– В период турбулентности праздники очень важны. Оказаться в теплой доверительной атмосфере, сказать важные вещи. День города – подходящий для этого повод.

Дмитрий Синочкин:
– Особенно важны регулярные, обычные праздники, которые повторяются из года в год. Чтобы течение времени не прерывалось.

Анастасия Ясинская:
– Петербург представляется константой в бурно меняющемся мире. Нашу дискуссию мы поделили на три части, условно: Петербург прошлого, настоящего и будущего.
Само собой, мы не относимся к центру Петербурга, как к прошлому. Здесь есть огромный потенциал развития. Меняются правила игры и ситуация в стране; возможно, не стоит рассчитывать на такие объемы финансирования, какие были на 300-летие. Но интерес частных компаний остается, и бюджет продолжает инвестировать в реставрацию и реконструкцию. Какие новые возможности открываются сегодня, в какой форме наиболее уместно сотрудничество городских властей и бизнеса?

Дмитрий Синочкин:
– Петербург живет дольше любого из императоров. Значит, смыслы, заложенные в нем – надолго. Задача сегодняшней встречи – найти баланс между сохранением и развитием, увидеть «зоны роста» и перспективные экономические механизмы.

Феноменальный Петербург

 

Алексей Михайлов:
– Искренне люблю этот город и считаю его лучшим из всех, где я был. Но такое сосредоточение богатства требует специального подхода. Около 9000 объектов культурного наследия, огромные площади сохранившейся исторической среды. Петербург возник на основании свода правил. С самого начала регламентировался процесс строительства, устанавливались параметры и форма объектов. Ничего странного нет в том, что и сейчас город достаточно жестко охраняется регламентами в отношении как памятников, так и исторической среды. Помогает ли это развитию Петербурга или мешает, каждый решает для себя.
Правила не меняются – они развиваются. Мы все глубже погружаемся в историческую ткань, изучаем и ищем способы установить ограничения, которые сохраняли бы город, но не мешали его развивать. Сочетание сохранения и развития – это не просто слова, но принцип, которого мы стараемся придерживаться. Это тяжело: мы постоянно идем по лезвию бритвы. «Склонимся» в сторону сохранения, и нас не поймут те, кто развивает город. В сторону развития – также найдутся оппоненты.
Нужны четкие, понятные и незыблемые правила для тех, кто занимается развитием и приспособлением объектов культурного наследия. Сами по себе эти правила не появятся. Уже анонсирована большая работа: мы хотим уйти от формального установления ценности исторических зданий, исходя из года постройки, и перейти к качественному определению ценности рядовой застройки. Такой подход вызывает множество негативных отзывов, но хочу еще раз подчеркнуть: это обсуждение будет проводиться открыто, с участием профессионального сообщества.

Анастасия Ясинская:
– Градозащитники уже подсчитали, что новый подход приведет к потере 10% исторических зданий. Градус дискуссии нарастает…

Алексей Михайлов:
– Возможно, меня неправильно поняли. Я говорил о том, что около 10% исторической застройки плохо изучены, нужно исследовать ее более детально. К качественному подходу необходимо переходить, поскольку степень манипуляций с годами постройки уже зашкаливает. В целом режимы, установленные 820-м законом, отработаны, действуют более 10 лет, и никто их кардинально менять не будет. Но накопился ряд вопросов.
Что касается самих объектов культурного наследия: мы не первый год обсуждаем с коллегами целесообразность историко-культурной экспертизы по ряду позиций. Во многих регионах в органах охраны работает меньше десятка человек. Они не могут так детально смотреть документацию, как мы. И для них это как раз и делает институт историко-культурной экспертизы. Но на самом деле ряд позиций экспертизы в чистом виде дублирование. Например, не очень понятна необходимость историко-культурной экспертизы проектов реставрации: их и так выполняют аттестованные Минкультом специалисты, работающие в аттестованной им же организации. И еще три аттестованных эксперта должны проверить двух таких же экспертов, а потом еще и орган охраны проверяет… Получается излишняя бюрократизация. Решения пока нет, надо понять, где экспертиза действительно нужна, где избыточна.
Стараемся не оставлять без внимания и другие программы. Например, программа «Рубль за метр» еще не раскрыла свой потенциал. Есть вопросы с монополистами, с землей, но когда все будет отработано, то это будет прекрасная практика. Ищем оптимальные механизмы, стараемся прислушиваться к мнению профессионального сообщества.

Дмитрий Синочкин:
– Позиция ведомства обозначена, понятие правильного города («города по правилам») принимается. Какова позиция архитекторов?

Михаил Мамошин:
– Мы живем в феномене. Само создание Петербурга феноменально: пришел человек, решил строить здесь, и возник город. Таких городов очень мало, обычно они развивались естественным способом, из каких-то небольших поселений. А наш создан умышленно. Изначально это европейский фасад России. Делали все, чтобы здесь Европа звучала более убедительно, чем в самой Европе. Например, наше «штукатурное барокко». Во всем мире оно каменное, робкое, не имеет такой выразительности. А у нас штукатурная классика очень выразительна. Интересен имперский период – представлены практически все стили! Есть байка, что барон Осман тайно приезжал в Петербург и жил здесь, прежде чем приступить к преобразованию Парижа… А после 1917 года случилось то, чего не было ни в одном европейском городе – все остановилось! В Европе появился конструктивизм, функционализм и т. д. В основном из-за отсутствия денег после Первой мировой. Учителя наших учителей поступили мудро и вынесли всю событийность пролетарской архитектуры за пределы исторического центра, сохранив этот оазис.
А из барских квартир создали пролетарские фаланстеры; «коммуналки» блестяще решили жилищную проблему, не надо было ничего строить, только поделить…
В 1950-х годах произошел еще один невероятный поворот. В Москве на международном архитектурном конгрессе была высказана здравая мысль: оставить старые города в покое и строить на периферии. Многие европейские города, пострадавшие во Второй мировой войне, испортили новыми постройками – модерн деформировал среду. А Петербург – город, застывший перед Первой мировой войной. Тысячи туристов со всего мира приезжали к нам, чтобы посмотреть, какой была европейская столица до Первой мировой войны. Эти феномены привели к появлению города, в котором мы сейчас живем.
Но жизнь ставит новые задачи. Странно, но в центре города я должен соблюдать те же самые нормы, что и в проекте на Глухарской улице. То же количество гостевых машино-мест, процент озеленения и т. д. У меня в квартире в центре очень относительно выполняется норма инсоляции, но меня-то она устраивает! Необходимо сделать новые нормы для центра. Тогда мы получим хороший инструмент преобразования среды. Из-за действующих норм реконструкция жилья во вторых и третьих дворах просто невозможна! Каким бы талантливым не был архитектор…

Иван Архипов:
– Главное ограничение для развития центра – земли больше не делают. Свободные «пятна» практически закончились. Все предложения, позволяющие что-то построить в центре, известны, за такие участки просят колоссальные деньги, но реализовать эти проекты непросто. И происходит это редко. Настанет момент, когда участков не станет совсем, и тогда мы все пойдем по пути реконструкции старых зданий, приспосабливая их под современное использование, наполняя современным смыслом и содержанием.
Законодательству о градозащите много лет, и оно принципиально шикарно. А КГИОП – одно из немногих ведомств, с которым есть смысл разговаривать. Хочу сказать добрые слова о комитете и сотрудниках, хотя они и выпили нам много крови. Экспертизы и согласования очень удлиняют процесс. Но в комитете работают профессионалы, они всегда подскажут, каким путем идти. За последние годы многое стало лучше. Это касается сохранения наследия, реставрации фасадов, включения в инфраструктуру заброшенных объектов – многие из них постепенно вовлекаются в оборот.
С другой стороны, непрофессионалы кричат о сносе объектов культурного наследия. Подчеркну: ни один из памятников не снесен! Есть исторические здания, которые охраняются только в силу года постройки. И есть четкие правила: что охраняется, что нет и что можно делать, а что нельзя. Профессионалам противостоят учителя, библиотекари. Они, безусловно, вправе иметь свою точку зрения, но с профессионалами должны дискутировать профессионалы.
Например, здание бань Евдокимовой на Малом проспекте П.С. Это же завод, причем давно. Что там осталось от бань? Что там сохранять? Мне непонятно. А из этого делают пиар-кампанию федерального уровня. Формальный повод – год постройки. Есть процедура, которая позволяет или не позволяет его снести, а далее – чистая судебная казуистика. Но суд не проясняет суть вопроса: что мы охраняем и почему.
У нас не бывает простых проектов. Но если ты все правильно делаешь, то почему должны быть проблемы? Согласен, что нужны понятные правила – надо охранять не по дате постройки, а по ценности и контексту. И решать это должны профессионалы, и каждому зданию в квартале должен быть назначен определенный статус. А без этого конфликты возникают на пустом месте – как, например, вокруг здания ВНИИБ.

Подробнее: Недвижимость и строительство Петербурга

Дата:  Опубликовано в Недвижимость и строительство Петербурга №10(1169) от 13 июня 2021 г.

Фото: Юрий Славцов

Авторы: Андрей Некрасов, Халмурат Касимов, Дмитрий Синочкин

 

Воссоздание храма на Синопской может начаться уже через год...

Июль 8, 2022 г.
Воссоздание храма на Синопской может начаться уже через год...
Воссоздание храма благоверных князей Бориса и Глеба на Синопской набережной, который был взорван в советское время, начнется уже в 2023 году. Эскиз здания уже готов, а фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры сейчас в процессе обмена участками со Смольным. Город взамен получит в собственность территорию на проспекте Энергетиков. Накануне Смольный сообщил о закрытии с… Подробнее

Архитекторы обсудили концепцию воссоздания колокольни Смольного собора

Июнь 21, 2022 г.
 Архитекторы обсудили концепцию воссоздания колокольни Смольного собора
В рамках Петербургского международного экономического форума, который накануне завершил свою работу, эксперты обсудили роль архитектурных доминант в организации городского пространства. Основная часть дискуссии была посвящена концепции строительства колокольни Смольного собора по проекту Растрелли. Грандиозное сооружение высотой 140 метров начали возводить в середине XVIII века, однако вскоре строительство было заморожено, а затем и вовсе прекращено. В… Подробнее

У «Лахта Центра» открыли памятник «Петру I, спасающему утопающих близ Лахты»

Июнь 9, 2022 г.
У «Лахта Центра» открыли памятник «Петру I, спасающему утопающих близ Лахты»
Сегодня у «Лахта Центра» открыли памятник «Петру I, спасающему утопающих близ Лахты». Общая высота всей композиции составила 7,5 метров. «В городе происходит много событий, посвященных 350-летию со дня рождения Петра Великого. Но есть два особых события. Одно их них – подарок городу в честь юбилея Петра I, который преподнес Алексей Миллер. Речь о картинной галерее – выставочном проекте… Подробнее
cайт вычерчен и воздвигнут в студии oneione